04.06.2020

«То, что я не попала на Игры в Сочи, помогло мне сделать карьеру». Откровения Елизаветы Туктамышевой

Lionelkin

Чемпионка мира и Европы – о потерях из-за карантина, пути к успеху и нашумевшем показательном выступлении в Канаде.

«То, что я не попала на Игры в Сочи, помогло мне сделать карьеру». Откровения Елизаветы Туктамышевой

«СЕЙЧАС ДОЛЖНА БЫЛА БЫТЬ В ЯПОНИИ»

– Какие ваши планы сорвал карантин?
– Я сейчас должна была ехать на шоу в Японию. Уже участвовала в нем в прошлом году и безумно рада была снова получить приглашение. Так этого ждала… Шоу – грандиозное, и там много моих друзей. Очень разочарована, что его отменили.– Кстати, в Японии невероятно популярны российские фигуристки. Как так получилось?
– Там очень много спортсменов, которые катаются на высоком уровне, причем и женщин, и мужчин, и пар. Взять одного Юдзуру Ханю, который считается в Японии идеалом фигуриста, да и во всем мире он мегапопулярен. Когда есть крутые спортсмены в каком-либо виде, это способствует популяризации. Как не смотреть, когда люди из твоей страны выигрывают? Во-вторых, японцы любят искусство и они проникаются программами фигуристов. Их любовь ощущается, как только ты выходишь из самолета. Сразу видишь, что тебя встречают не только организаторы – там стоят ряды фанатов. Буквально с порога ты уже чувствуешь, что попал в Японию. Это круто.

– Чем займетесь после карантина, как только выйдете из квартиры? Куда поедете?
– Первым делом – на каток. Надо приходить в форму. Кстати, перед карантином мы собирались на выходные поехать в Лондон. Я так предвкушала эту поездку. Моя сестра тоже очень хотела – она фанатка Гарри Поттера и знает про этот город все. Была бы у нас гидом. Но поездка, к сожалению, сорвалась.

«ТОТ НОМЕР В КАНАДЕ ПРИДУМАЛИ С ДРУГОМ»

– Давайте вспомним «Гран-при Канады», когда о вас заговорил весь мир. Раздеться под песню Бритни Спирс – это была бомбическая идея! Кто был ее автором?
– Мы с моим другом. А именно сделать номер эффектным помог мой тренер Алексей Николаевич Мишин.

– Теперь хайп – ваше второе я?
– Приходится держать планку. Но это прикольно.

– Когда ждать следующего такого сумасшествия?
– Я не знаю, что можно сделать, чтобы это переплюнуть, но интересное показательное выступление может получиться в следующем сезоне.

– Есть мнение, что это была правильная история. Она вовремя случилась. Вы были хоть и на подъеме, но все равно в тени Загитовой и Медведевой. И тут о вас вдруг стали говорить гораздо больше. Почувствовали себя медийным первым номером в мире?
– Первым номером – нет, но по количеству подписчиков в интаграме после этого номера заметила популярность. Когда листала ленту, у меня каждый раз прибавлялось несколько тысяч. Конечно, после «Гран-при Канады» было круто. Все произошло в нужный момент. Как раз выиграла этап «Гран-при», попала на показательные выступления и сделала этот номер. Все совпало, и получился такой классный эффект. Его бы не было, если бы я заняла, например, шестое место или четвертное. Просто звезды сошлись, и получилось, как получилось.

– На молодую девушку свалилась такая популярность. Как это можно выдержать?
– Я не назвала бы себя ребенком, на которого обрушилась такая популярность. Мы давно катались с Аделиной Сотниковой на взрослом уровне, о нас говорили, и какая-то популярность все равно была. Это не было новым ощущением для меня. Да, обсуждать стали больше, но в то же время, сколько я катаюсь, часто были моменты, когда я была на высоте. Для меня не было проблемой, что столько людей обратили на меня внимание. Мне было легко с этим справиться. Единственное, было два лагеря – кто за этот показательный номер и кто против. Но перед выступлением я осознавала, что экстравагантные выходки просто так не проходят. Поэтому и был пик популярности, потому что начали обсуждать, хорошо это или плохо. Я подумала, что даже если это и плохо, но это обсуждают – значит, это все равно хорошо. Если бы я была абсолютно против этого номера и мне бы сказали, что я должна это сделать, я бы расстроилась. А так как это в моем темпераменте, то я подумала: «Нормально. Живем».

«НИКОГДА НЕ НАСТРАИВАЛАСЬ, ЧТО ДОЛЖНА ВЫИГРАТЬ ОЛИМПИАДУ»

– У вас есть умение справляться со стрессами. Когда появилось ощущение, что вы повзрослели, и стрессы больше не имеют на вас сильного влияния?
– Это началось два года назад, когда я очередной раз переосмыслила свою жизнь. Я поняла, что надо спокойнее подходить к делу. После Олимпиады 2018 года у меня немного поменялось мышление, и тогда я поняла, как можно справляться со стрессом и регулировать свое состояние. А до 20 лет мне было тяжело.

– Если бы у вас была машина времени, вы бы что-то поменяли?
– Ничего не изменила бы. То, что я не поехала на Олимпиаду в Сочи, помогло сделать карьеру. А если бы я поехала и провалилась, например, то могла с этим не справиться. Если бы был триумф, могла закончить карьеру, потому что трудно пережить масштабный успех.

– Сколько тазов слез вы выплакали за то время, как с пяти лет встали на коньки?
– Я очень редко плачу, особенно на тренировках. Потому что слезы на тренировках для меня слабость. А я не привыкла показывать свои эмоции. Было мало моментов, когда меня можно было довести до слез. Для этого мне нужно быть на дне.

– Как бороться с соперницами, которые прыгают четверные прыжки и весят меньше 35 килограмм?
– Надо делать четверной прыжок, развиваться, ставить хорошую программу. Я никогда не была настроена на то, что должна стать олимпийской чемпионкой, что обязана побеждать. Изначально начала кататься как фанат, потому что мне это нравилось. Может, мне и не хватало в какой-то момент спортивного характера. Если я сама буду довольна своей работой – и зрители тоже, это уже будет большая победа.

«С ДОМОГАТЕЛЬСТВАМИ Я НЕ СТАЛКИВАЛАСЬ. НО ТАКОЕ БЫВАЕТ»

– Новая система оценки прыжков может вам помочь?
– Если говорить об оценке четверного риттбергера, я знала, что это сложный прыжок, и мало кто его исполняет. По координации и физической силе лутц будет такой же. Что касается тройного флипа и тройного лутца, можно было оставить, как было.

– Вы прекрасно исполняете тройной аксель. Он может стать четверным?
– Его еще никто не делал, и я не думаю, что это возможно. По крайней мере, для женщины.

– Чем удивите нас в новом сезоне?
– Постараюсь покреативить. Это будет не показательный номер. Работа будет сконцентрирована на короткой и произвольной программах. Я постараюсь, но не обещаю вау-эффекта.

– В какой форме вы находитесь после самоизоляции?
– Я занималась все это время ОФП. Тело подкачано и готово к нагрузке. Но фигурное катание – это вестибулярный вид спорта, поэтому главное – восстановить крутку. Я нашла хороший способ, как не загнать себя в депрессию на время самоизоляции: пробовала себя в роли тренера, интервьюера. Плюс выручали социальные сети. Я жила одна, иногда навещала маму, занималась английским, смотрела сериалы, читала. Кроме того, я заканчиваю последний курс университета. Не было такого, чтобы я не знала, чем себя занять.

– Как у вас обстоят дела с финансами и сколько вы потеряли из-за карантина?
– Не считала, сколько потеряла. Доход сейчас немного уменьшился. Но открылись новые возможности в онлайн-проектах, поэтому я не жалуюсь.

– Не планируете менять спортивное гражданство ради Олимпиады? И как отнесетесь к тем, кто выберет такой вариант?
– Каждый сам решает, за какую страну кататься. Критиковать никого не буду.

– Подвергались ли вы домогательствам или чему-то подобному? Может, ваши подруги с этим сталкивались?
– Я не сталкивалась, и подруги тоже. Но это, конечно, ужасно, и с этим надо бороться. Женщины – беззащитны и они говорят, что сталкиваются с таким. Я слышала, что в спорте были такие истории, в Америке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая запись

«Неман» едет в Гетеборг, «Юность» - в Тршинец, а КХЛ сосет лапу

Обозреватель «Советского спорта» Виталий Славин о хоккейной Лиге чемпионов, которая проходит без российских клубов. Как же я завидую Европе! Уже седьмой год. Какими же нужно быть недальновидными чиновниками, игнорирующими интересы и чаяния

Подпишитесь на нас